24 февраля 2018, Пресса о нас Roman

Тройняшки из 50-х

1401 просмотр
Голосов: 5
+5

 

 «Амурская правда» спустя 60 лет нашла героев своей публикации — тройню и их маму

В ночь на 17 ноября 1957 года у маленькой хрупкой жительницы станции Среднебелая родилась тройня. Случай уникальный даже сейчас, в XXI веке с его достижениями в медицине, 60 лет назад удивил всю область — о Раисе Захаровой и ее детях написала «Амурская правда», а сельчане устроили настоящее паломничество в ее дом, чтобы увидеть чудо. Сегодня матери-героине 81 год. Она до сих пор живет в Среднебелой. Дочь и двое сыновей упорхнули из родительского дома недалеко. Петр — художник, живет в Благовещенске, Сергей выучился на электрика и остался в родной деревне, а Ольга переехала в соседнюю — живет и работает учителем в Березовке. Спустя 60 лет АП нашла героев своей публикации и собрала их в родительском доме.

 

«Я даже про двойню не знала»

 

— Страшное дело, не завидую я себе. Если бы не мама с папой, не было бы меня на этом свете и детей моих не было, — вздыхает Раиса Гавриловна, показывая нам семейные альбомы. Вырезки из газет и журналов с фотографией, где она со своими малышами в роддоме, бережно хранит до сих пор. За скупыми газетными строчками, которые тогда сопровождали уникальный фотоснимок, оказалась целая история и драма.


Раиса и Григорий Захаровы поженились в 56-м. Она простая деревенская девушка, он — сверхсрочник, бортмеханик летной военной части, которая базировалась в Среднебелой.


«Вы знали, что ждете тройню, УЗИ ведь не было?» — спрашиваю Раису Гавриловну. «Да я даже про двойню-то не знала! — смеется она. — Муж отправит меня в больницу, а я постою-постою под дверью да и пойду домой. Я ж не работала, мне больничный не нужен был. Потом спрашивает: «Ну что, была?» — «Была. Ой, Гриша, все хорошо!»


В самом начале ноября 57-го, когда до родов оставалось около двух недель, Григорий сильно заболел. Молодому бортмеханику нужно было идти на ночные полеты, но его свалила высокая температура.

 

— Он мне говорит: сходи до врача, скажи, что я не могу на полеты идти. А я вот такая, живот вот такой, — вспоминает Раиса Гавриловна, показывая руками свои отеки. — Врач говорит: идите тихонько домой, я сейчас приду. Пришел и как накинулся на мужа: «Ты почему жену держишь дома?» — «Да она в больницу ходит, все хорошо». — «Кого хорошо?! Чтоб завтра утром в городе была!»


Ранним утром 2 ноября Раиса вместе с мамой отправилась на поезде в Благовещенск. От вокзала до роддома, который тогда находился на Октябрьской, поехали на автобусе. «Деревня есть деревня, — вздыхает Раиса Гавриловна. — Надо было проводнику сказать, чтобы скорую вызвал. Нет, пошли на автобус. Нас там чуть не раздавили. Подождали, когда народу меньше будет, поехали».


В приемном покое было битком. Очередь, увидев необычную беременную, сама собой расступилась. Врач, осмотрев пациентку, сообщил: до родов надо остаться в больнице.
«Как раздели меня, я посмотрела в зеркало, думаю, Господи! Это не я! — из-за сильных отеков не узнала себя будущая мама. — А детским врачом была жена моего двоюродного брата, Муза Николаевна. Проверила меня: «Раечка, двойня». И маме: «Двойня!» — «Пусть будет двойня, только чтоб жива была!»

1958 год

 

2018 год 

 

«Спасите, жить хочу!»

 

Две недели до родов провела Раечка в больнице. Эти дни вспоминает как страшный сон.


«Как я пила! Воду воровала! У меня забрали тапочки и халат, лишь бы я не вставала. И грелку кусала, такая жажда была. Пить не давали — давление! Пока лежала в больнице, давление было 220, потеряла зрение», — вспоминает Раиса Гавриловна.


Зрение пропало прямо перед самыми родами. «Я кричу: все темно! Соседка позвала на помощь. Все сбежались. Я и в родовую-то не попала. В палате рожала. С двух часов дня как положили, так до двух часов ночи со мной и возились. Без кесарева, сама рожала», — рассказывает женщина.


Роды проходили под наркозом, его давали после рождения каждого ребенка. Раиса Гавриловна помнит, как кричала, когда приходила в сознание: «Спасите, жить хочу!»


Первым на свет появился Петр — 2200 граммов, затем Сергей — 2000, последней Оля — ее вес был всего 1600 граммов. Миниатюрной Ольга Григорьевна остается и сейчас.

 

 

Своих детей молодая мама в прямом смысле увидела лишь неделю спустя. Зрение вернулось на восьмой день. А давление — с ним Раиса Захарова мучается до сих пор.


Помнит, как 60 лет назад не то что поверить врачу, а даже осознать его слова не могла.
«Раечка, ты мать-героиня», — говорила доктор, когда она пришла в себя. — «Какая героиня?» — «Ты родила троих деток!» — «Один, два, три… — загибала Раечка пальцы. — Не понимаю»…


На следующий после родов день в больницу приехал молодой папа. Его встретила врач — родственница жены. «Гришенька, поздравляю тебя с сыночком… и еще с сыночком… и с дочкой… А он весь черный стал, пятнами пошел, — смеется Раиса Гавриловна. — Гриша, Гриша, я пошутила, иди, сам все увидишь».

 

«Поясок на шею вешала»

 

Из роддома Захаровых вчетвером выписали только через месяц и неделю — 25 декабря.
«Медицинский персонал окружил женщину вниманием и заботой, принял все меры к тому, чтобы ее первые роды прошли благополучно», — писала тогда «Амурская правда».

— С хорошими детками выписали, — подтверждает Раиса Гавриловна.

Дома многодетную семью ждало самое трудное. «Гриша, как же мы справимся?» — спрашивала мужа Раечка. «Хозяйства нет, управимся», — не терял оптимизма Григорий Егорович. «Как они нам дали в первую ночь дома! — вспоминает Раиса Гавриловна. — Мама — одного, Гриша — второго, я — третьего… Орут! Меня не хватает на всех, сразу прикармливать боялась».

На следующий день родители Раечки скомандовали собираться и переезжать временно к ним. Так и жили полтора года. Спасали домашнее хозяйство и огород. На помощь сельсовета и гарнизона не рассчитывали.

— Беда, тяжело было. Доухаживались так, что и мама ходить не могла, и я не могла голову от подушки оторвать, — вспоминает Раиса Гавриловна. — Придут подружки. Одни: «Ничего, Рая, справишься». Другие придут, растревожат. Три раза поясок на шею вешала. Сказать, что дети вредные были — нет, что много — да. Лучше десять, да по одному.
 

 

«Оставь себе одного»

 

Новость о рождении тройняшек вмиг стала в деревне сенсацией. Как только Раиса Гавриловна и ее малыши вернулись домой, к Захаровым началось настоящее паломничество.

— Приехали в гарнизон, как набежали все бабоньки с детьми, показывают им, — рассказывает Раиса Захарова. — А мама и говорит: «Женщины, она такая же, как и вы, чего вы, она же вам не обезьянка…» Прогнала их.

Сослуживцы Григория Егоровича поздравили с рождением дочери и сыновей во время построения на плацу. Обступили многодетного отца и начали подкидывать в воздух. Впрочем, удивление односельчан и знакомых не всегда было добрым. «В роддоме одна женщина подходила, спрашивает: твои? Выбери одного, а остальных брось. Невестка меня просила: отдай мне одного парня, тяжело тебе с тремя будет. Петьку просила отдать. Нет-нет!» — даже сейчас не может это спокойно вспоминать Раиса Гавриловна.

Повышенное внимание к себе Петр, Сергей и Ольга чувствовали всегда, с самого рождения. «Соберутся все в гарнизоне, выстроятся возле нас и смотрят, как в зверинце, — смеется Сергей Григорьевич. — Удивление такое было: трое детей сразу! До сих пор люди порой удивляются, когда узнают».

«Мой муж очень удивился, — смеется Ольга Григорьевна. — А свекровь узнала, сказала: «Господи, только бы у нас тройни не было».

— Меня врач в городе спрашивала: у вас были двойняшки, тройняшки в роду? Только потом, когда приехали домой, старые люди, знавшие моих бабушку и дедушку — папкиных родителей, — рассказали, что у бабушки был выкидыш тройня. Вот я и влупилась в бабушку! — смеется Раиса Гавриловна.
 

«Дрались, но в обиду другим себя не давали»

 

Большая семья Захаровых жила дружно. Теплые отношения между мамой и детьми остаются и сейчас. Несколько лет назад не стало Григория Егоровича. Его вспоминают как хорошего мужа и отца. Его портрет висит на самом видном месте в доме.

Собираясь вместе, Захаровы вспоминают свое беспокойное шумное детство.

— На родительском собрании что говорили? Что ошибки у всех одинаковые. У кого-то одного списывают. Отец ругался: «Я больше не пойду позориться в школу. Ну не может быть, чтобы все трое одинаково думали, кто-то у кого-то перекатал», — смеется Сергей Григорьевич.

«У Оли был портфель с ключиком, мы его взломаем, все перекатаем», — признается Петр Григорьевич.

«Было такое, — улыбается Ольга Григорьевна. — Каждый делал уроки с закрытой дверью. Ой, мы дрались! Между собой дрались, а другим нас не давали обижать. Братья защищали меня всегда, ухажеров отбивали».

Больше супруги Захаровы родителями стать не отважились. Тройняшки подарили им шестерых внуков, а внуки — семерых правнуков.
 

 

Факты из АП

 

В советское время АП писала еще об одном случае рождения тройни. В 1975 году в семье Галины и Николая Свирид, живших и работавших на БАМе, родились три сына весом 2 кг, 2,3 и 2,5 кг. «Это редкий случай, — рассказала тогда заведующая родильным отделением областной больницы Тамара Пархонюк. — За 18 лет моей врачебной деятельности я принимала тройню только второй раз».

 

www.ampravda.ru/2018/02/22/080326.html

 

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий